01.07.2015
«Право быть забытым» принято во 2 чтении с поправками. Теперь достоверную информацию можно удалять хоть за вчера
 30 июня в Госдуме приняли резонансный и абсурдный законопроект о "праве на забвение" без обсуждения, только проголосовав за таблицы поправок. Напомним, что первое чтение прошло 18 июня и тогда только 1 депутат выступил против внедрения одиозного акта, нарушающего конституционные права граждан на поиск и получение информации. Большинство поправок были предложены отраслью и часть из них учтены, тем не менее отдельные моменты законопроекта были переформулированы таким образом, что в ряде аспектов даже ухудшили первоначальный и без того агрессивный для общества и интернет-отрасли текст законодательного акта. На наш взгляд, самый одиозный пункт об обязанности поисковика удалять из выдачи по заявлению любого лица "достоверную информацию о событиях, имевших место и завершившихся более трех лет назад" заменен в новой редакции на не менее (если не более) ущербную и крайне неоднозначную формулировку «неактуальной, утратившей значение для заявителя в силу последующих событий или действий заявителя»

забыть прошлое 30 июня в Госдуме приняли резонансный и абсурдный законопроект о «праве на забвение» без обсуждения, только проголосовав за таблицы поправок.

Напомним, что первое чтение прошло 18 июня и тогда только 1 депутат выступил против внедрения одиозного акта, нарушающего конституционные права граждан на поиск и получение информации.

Большинство поправок были предложены отраслью и часть из них учтены, тем не менее отдельные моменты законопроекта были переформулированы таким образом, что в ряде аспектов даже ухудшили первоначальный и без того агрессивный для общества и интернет-отрасли текст законодательного акта.

На наш взгляд, самый одиозный пункт об обязанности поисковика удалять из выдачи по заявлению любого лица «достоверную информацию о событиях, имевших место и завершившихся более трех лет назад» заменен в новой редакции на не менее (если не более) ущербную и крайне неоднозначную формулировку «неактуальной, утратившей значение для заявителя в силу последующих событий или действий заявителя». Т.е. фактически пункт об удалении ссылок на достоверную информацию остался, но при этом убран временной промежуток, когда ее можно удалять — теперь заявитель это может делать хоть о вчерашнем событии. 

Это очень важно — и именно на этом пункте будут играть большинство тех, кто хочет скрыть какую-либо общественно-значимую информацию и делать для всех нас всё больше пятен в нашей общей истории.

Такая новая норма вызвала нарекания даже в Правовом управлении Госдумы, которое в своем заключении на законопроект указало на ее несоответствие действующему  законодательству. Об этом информирует ИА «Росбалт».

«Если информация утратила значение для заявителя, это не значит, что она утратила значение для других лиц и общества в целом, в связи с чем попытка  ограничения свободного распространения такой информации может привести к нарушению конституционных прав других лиц свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом», — заявили в Правовом управлении.   

При этом, РАЭК почему-то признает этот пункт, в ряду других поправок, как более удачно сформулированным депутатами, что очень странно:

«При подготовке законопроекта ко второму чтению были учтены многие поправки, предложенные Интернет-отраслью, в частности:
— Скорректированы понятия «поисковой системы» и «оператора поисковой системы»;
— Понятие «достоверная информация» заменено на более удачное понятие «неактуальная, утратившая значение для заявителя в силу последующих событий или действий заявителя».
— Требование заявителя теперь обязательно должно содержать указатель страницы сайта в сети «Интернет». Срок рассмотрения требования заявителя продлен с 3 календарных дней до 10 рабочих дней. Оператор поисковой системы теперь может дополнительно направить заявителю уведомление о необходимости предоставления документа, удостоверяющего личность.
— Оператор поисковой системы теперь обязан прекратить выдачу ссылок только на информацию, указанную в требовании заявителя, при показе результатов поиска по запросам пользователей поисковой системы, содержащих имя и (или) фамилию заявителя.
— Из законопроекта исключены все ссылки на статью 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и поправки в данную статью».

РАЭК считает, что «работа над данным законопроектом продемонстрировала пример эффективного взаимодействия и совместной работы Интернет-отрасли и государства (в лице Администрации Президента, профильного Комитета Госдумы, федеральных органов исполнительной власти).

Благодаря проделанной работе удалось в кратчайшие сроки и максимально эффективно подготовить законопроект ко второму чтению, учесть все принципиальные предложения и изменения отрасли и предоставить их депутатам».

Тем не менее, такую позицию РАЭК разделяет не вся интернет-отрасль.

К примеру, компания «Яндекс» негативно воспринял итоговую версию законопроекта. «Яндекс» в комментарии, поступившем в редакцию «Медузы», отметила, что принятия многих важных поправок добиться не удалось. «Мы постоянно говорили, что поисковые системы не могут самостоятельно проверять обоснованность обращения и достоверность информации, а также принимать решения по этим обращениям. Поэтому неправильно передавать им функции судов и правоохранительных органов», — говорится в комментарии.

Более развернутый комментарий от представителя «Яндекса», Очира Манджикова, был опубликован порталом theRunet:

«Яндекс и другие интернет-компании критиковали законопроект с того момента, как нам стало о нём известно. В крайне сжатые сроки мы провели интенсивную работу — встречались с рабочей группой депутатов и обсуждали возможную доработку законопроекта. Вместе с Яндексом о необходимости изменений в законопроекте говорили и другие интернет-компании, и отраслевая ассоциация РАЭК. К сожалению, многих важных, с нашей точки зрения, поправок добиться не удалось.

Мы постоянно говорили, что поисковые системы не могут самостоятельно проверять обоснованность обращения и достоверность информации, а также принимать решения по этим обращениям. Поэтому неправильно передавать им функции судов и правоохранительных органов.

Мы всегда с уважением относились к борьбе с недостоверной информацией, однако предложенный подход, при котором информация остаётся на сайтах-первоисточниках, а удаляются только ссылки из поисковиков, не кажется эффективным. Если кто-то не согласен с тем, что о нём написали в интернете, есть несколько способов разоблачить неправду. Например, написать свою точку зрения самому или обратиться с опровержением к администрации сайта. Когда речь идет о клевете, защите чести, достоинства или деловой репутации — обратиться в суд.

Мы считаем, что контроль за распространением информации не должен ограничивать свободный доступ к общественно-значимой информации. Не должен нарушаться баланс личных и общественных интересов.

В отсутствие возможности изменить основные принципы данного законопроекта, нам все же удалось убедить депутатов внести некоторые поправки. В некоторых существенных моментах к нашему мнению прислушались.

Оценить влияние нового закона на интернет можно будет только после его вступления в силу. Но уже сейчас очевидно, что основная нагрузка по разбирательствам ляжет на поисковые системы. Хотя сами поисковики никакой информации не распространяют и ответственности за ее публикацию не несут.

Ситуация усугубляется еще и тем, что закон вводит нестандартные правила подсудности, приравнивая судебные иски о ссылке в интернете к искам об алиментах и нанесению вреда, и тем самым стимулирует людей обращаться не к сайтам, нарушившим права пользователя, а к поиску».

Дмитрий Гудков, депутат Госдумы, единственный кто изначально голосовал против данного абсурдного законодательного акта так прокомментировал текущую ситуацию с законопроектом:

«Но главный вопрос остался: зачем вообще нужен этот закон? В статье «Новой газеты» очень правильно написано, что ссылки его авторов на Европу не работают. Там «забвение» распространяется прежде всего на столь любезные Думе персональные данные, но никак не на суждения о человеке других лиц, то есть на «стороннее мнение об индивиде, его биографии, его поведении и проч. Причины такого разграничения очевидны: оценочная информация — прерогатива СМИ, и право на ее вымарывание автоматически оборачивается ущемлением свободы прессы. Если гражданин полагает, что оценка его персоны в СМИ оскорбительна, он обращается в суд, требуя защитить его честь и достоинство, а это — совсем не то же, что оправданное законом вымарывание оценочных материалов из информационного поля».

Тут лучше и не скажешь. Остается утешаться одним: этот закон, как и многие другие скандальные документы последних лет, будет применяться выборочно. Тут можно вспомнить регистрацию блогеров в качестве СМИ: сколько-нибудь интересных сетевых писателей он, в общем-то, не задел. Думаю, будет так и здесь, хотя лучше все равно было бы обойтись без таких нелепых и непродуманных законов».

Ожидается, что 3-ье, итоговое чтение данного законопроекта пройдет до 4 июля, конца текущей парламентской сессии.

С поименными итогами голосования депутатов по поправкам и второму чтению можно ознакомиться здесь.

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию