23.08.2016
РосКомСвобода и Центр “Сова” оспаривают «право на забвение» в суде
РосКомСвобода подала в Арбитражный суд г.Москвы иск к оператору поисковой системы Google с требованием восстановления выдачи в результатах поиска ссылок, ведущих на сайт «Информационно-аналитического центра «Сова» (sova-center.ru)

memory remove 2

РосКомСвобода подала в Арбитражный суд г.Москвы иск к оператору поисковой системы Google с требованием восстановления выдачи в результатах поиска ссылок, ведущих на сайт «Информационно-аналитического центра «Сова» (sova-center.ru).

Юристы РосКомСвободы действуют в  интересах общественной организации и ставят своей целью оспорить неточные и двусмысленные формулировки закона о “праве на забвение”.

Закон о «праве на забвение», вступивший в силу 1 января 2016 г., начинает давать плоды не только в рамках его исполнения операторами поисковых систем, но и в судебной практике. Напомним, что это неоднозначное «право» позволяет любому лицу требовать от операторов поисковых систем удалять из результатов поиска ссылки на определённую информацию (распространяемую с нарушением законодательства РФ, недостоверную информацию, а также неактуальную и утратившую значение для заявителя). 

Таким образом был создан внесудебный инструмент для контроля над распространением онлайн-контента, которым массово начали пользоваться в России бывшие уголовники и публичные лица, желающие скрыть свои деяния от глаз общества (согласно отчёту Яндекса, за первые 3 месяца действия данного закона, поисковику поступили 3600 обращений от 1348 заявителей). Кроме того, в настоящее время некоторые заинтересованные лица хотят принять в закон о праве на забвение поправки, закрывающие транспарентность не только для поисковиков, но и для судов во избежание «эффекта Стрейзанд», как это происходит каждый раз, когда кто-то из публичных лиц пытается воспользоваться законом.

Уже многое было сказано со стороны представителей интернет-отрасли и поисковиков об изъянах как изначальной версии законопроекта, так и финальной редакции закона «о праве на забвение», а теперь они вскрылись на практике.

В марте 2016 г. центр «Сова» получила от Google два уведомления об удалении из результатов поиска ссылок на две страницы сайта общественной организации Центр «Сова», осуществляющей информационную и исследовательскую деятельность в сфере проблем национализма и ксенофобии, взаимоотношений религии и общества, политического радикализма, развития либеральных ценностей и соблюдения прав человека в России. Поскольку сайт sova-center.ru является для общественной организации главным инструментом осуществления её информационной деятельности, аккумуляции и распространения общественно важной информации (например, по рубрикам сайта «Расизм и ксенофобия», «Неправомерный антиэкстремизм», «Религия в светском обществе») при строгом соблюдении законодательства РФ, центр «Сова» посчитал, что подобная «поисковая зачистка» серьёзно ограничивает права общественной организации на свободу распространения информации, гарантируемого ст. 29 Конституции РФ, а также ст. 3 и ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Российские законодатели не предусмотрели для владельцев сайтов возможности направлять возражения на требования лиц об удалении информации и ссылок из результатов поиска, поэтому центру «Сова» пришлось идти сразу в суд.

Юристами “Центра защиты цифровых прав” и Роскомсвободы был подан иск в Арбитражный суд г. Москвы (Дело в интересах РОО ««Информационно-аналитический центр «Сова» к оператору поисковой систему Google с требованием восстановления выдачи в результаты поиска ссылок, ведущих на сайт общественной организации. Правовая позиция центра «Сова» базируется на следующих тезисах:
⬥ на страницах сайта центра «Сова», ссылки на которые удалены из результатов поиска Google, были размещены краткие информационные сообщения о двух судебных процессах по уголовным делам о возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (п. «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ). Информация распространяется на 100% законных основаниях, никаких требований физических лиц либо решений суда о признании данной информации запрещённой к распространению на территории РФ центр «Сова» не получал;
⬥ преступления, о которых идёт речь, относятся к категории преступлений против основ конституционного строя и безопасности (Глава 29 УК РФ) и поэтому информация об их совершении обладает высокой общественной значимостью и не может быть удалена по одному лишь заявлению физического лица, без учёта интереса общества;
⬥ закон о «праве на забвение» наделяет оператора поисковой системы обязанностью самостоятельно оценивать обоснованность требований заявителя и принимать решение о том, является ли она недостоверной, потеряла ли указанная информация актуальность либо утратила ли данная информация значение для заявителя, т.е. принимать решение исходя из субъективных предпосылок;
⬥ оператор поисковой системы ограничен в возможности достоверно устанавливать и проверять подобные обстоятельства, поскольку информация размещается на сайтах в сети «Интернет» третьими лицами (владельцами сайтов либо их пользователями), а полномочиями по установлению данных фактов и проверке обоснованности требований заявителей об удалении ссылок из результатов поиска с учётом прав и законных интересов иных лиц обладают исключительно органы судебной власти.

По мнению руководителя юридической практики “РосКомСвободы” Саркиса Дарбиняна,

«Данный кейс вскрывает сразу несколько слабых точек действующего закона «о праве на забвение».

Во-первых, он полностью игнорирует права и интересы владельцев сайтов, распространяющих информацию, которую кто-то пытается скрыть. Законодатели не предусмотрели для владельцев сайтов ни права возразить в досудебном порядке на требование об удалении ссылок из результатов поиска, ни ясного механизма судебного обжалования действий поисковиков и первоначальных заявителей.

Во-вторых, закон не обеспечивает учёта характера скрываемой информации, в частности, её общественной значимости. Это чревато тем, что в интересах лишь отдельных лиц может быть ограничен доступ к целому массиву общественно значимой информации.

В-третьих, в части выделения тех категорий информации, ссылки на которые должны удалятся из результатов поиска, закон сформулирован неясно и вынуждает операторов поисковых систем при принятии решения по соответствующим заявлениям руководствоваться субъективными соображениями, а не какими-либо чёткими критериями, которые могли быть установлены на законном или подзаконном уровне».

.

Саркис Дарбинян также отмечает, что «право на забвение весьма условно защищает права рядовых пользователей, как бы не пытались в этом убедить нас авторы самого закона. В последнее время закон все чаще применялся для стирания общественно важной цифровой памяти и информации о совершенных злодеяниях. Конечно, закон имеет право на жизнь, но не в тех формулировках, которые заложены сейчас в ФЗ “Об информации”. Прежде всего, мы решительно против применения закона в отношении неактуальной информации, критерии которой, даже если будут описаны в законе, являются весьма субъективными».

К примеру, международная правозащитная организация «Артикль 19», в сферу интересов которой входит тема прав человека на свободу слова и информации, на основе изучения европейского опыта применения «права на забвение» предлагает 7-ступенчатый тест, направленный на обеспечение баланса интересов заявителей, операторов поисковых систем, владельцев сайтов и общества в целом. Тест заключается в установлении следующих обстоятельств:
⟹ относится ли информация, к которой заявитель требует ограничить доступ через поисковую систему Google Search, к частной жизни либо персональным данным (т.е. есть ли законные ограничения по распространению такой информации);
⟹ были ли у заявителя достаточные основания ожидать сохранения такой информации в тайне или рассматриваемая информация стала общедоступной в результате действий самого заявителя;
⟹ представляет ли такая информация общественный интерес (например, относится к сферам политики, здравоохранения и безопасности, правоприменению и судебному процессу, касается потребительских и социальных интересов, окружающей среды, экономических вопросов, осуществления государственными органами властных полномочий или искусства и культуры);
⟹ относится ли такая информаци к публичному лицу;
⟹ содержится ли такая информация в открытых источниках (в общедоступных электронных системах государственных органов, журналистских или научных материалах, художественных произведениях);
⟹ наносит ли такая информация существенный вред заявителю;
⟹ как давно была опубликована такая информация и сохраняет ли она общественную ценность.

Подавая иск в интересах «Информационно-аналитического центр «Сова», юридическая команда РосКомСвободы намерена поставить перед судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, а также перед ВС РФ и КС РФ вопрос о взвешенности закона «о праве на забвение», а также требовать обеспечения баланса интересов всех лиц, участвующих в распространении информации онлайн — не только заявителей и операторов поисковых систем, но и владельцев сайтов и общества в целом.

.

don but rks

.

Читайте также:

Как осуществляют «право на забвение» Яндекс и Google
🔓
Центр «Сова» принуждают предать забвению информацию о делах осужденных неонацистов
🔓
Ксенофобы снова потребовали от Google удалить информацию о ксенофобах
🔓
Яндекс ограничивает выдачу информации об Эдуарде Багирове, пожелавшем питерцам пережить ещё одну блокаду
🔓
Желающий забвения ресторатор Пригожин отозвал иск к Яндексу, не проигравшему ни одного дела о праве быть забытым

.

DRC vertical

 

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию