18.04.2017
Законотворческий тупик в целях «безопасности детей»
Ограждение детей "от чего-то плохого" всегда было отличным прикрытием для популистов при внедрении очередных регрессивных и репрессивных норм

Yarovaya prodavlivaet zakon o gruppax smerti

Сразу с нескольких сторон по Рунету готовятся нанести удары российские чиновники и политики. Обеспокоенные тем, что по данным последних опросов, на сегодня 92% детей начинают полноценную сетевую жизнь в возрасте моложе 10 лет, сторонники жёсткого регулирования интернета подготовили ряд законопроектов и правовых норм, которые обязательно скажутся на жизни простых пользователей. 

После того, как некоторые СМИ, играющие на руку разгоняемой в информационном поле истерии, были уличены во лжи, весьма заметно изменилась риторика лоббирующих очередные репрессивные законы политиков, чиновников и импонирующих им информационных ресурсов — теперь из чиновных уст больше не звучит дезинформация про «720 погибших от групп смерти детей». В своих выражениях что политики, что СМИ стали гораздо более осторожны, признавая, что соцсети на печальную статистику подросткового и детского суицида оказывают не такое уж большое влияние — всего один процент. Правда, почему-то при этом всё равно берутся цифры, очень сильно разнящиеся с официальными данными Росстата за предыдущие годы: по сведениям замначальника Главного управления МВД по обеспечению охраны общественного порядка Вадима Гайдова, «в 2015 году с собой покончили 685 несовершеннолетних, а в 2016-м — уже 720». Напомним, РосКомСвобода пыталась разобраться в этом вопросе, поднимала старую статистику, согласно которой в 2011 году покончили с собой 1454 ребенка в возрасте до 14 лет, в 2014-м – 936, а в 2015 году – 824. О снижающейся динамике детских самоубийств, напомним, недавно заявляла глава Роскпотребнадзора Анна Попова.

Однако, несмотря на официальные данные, отражённые в сухих цифрах, Яровая сотоварищи останавливаться не собираются. Видимо, её неспокойная душа почувствовала азарт, а маховик законотворчества уже раскручен до такой степени, что не остановишь. Приводимые политиками аргументы, объясняющие целесообразность проведения очередных репрессивных «реформ», больше напоминают строки лермонтовского «Бородина»: «…смешались в кучу кони, люди». Детская интернет-продвинутость рассматривается ими как потенциальная опасность для общества и молодой, неокрепшей психики, поскольку в Сети и педофилы, и наркоторговцы, и экстремисты, и «группы смерти». Естественно, раскрученная летом прошлого года тема «синих китов» в данном вопросе ставится во главу угла.

С чувством глубокого удовлетворения отчитавшись о блокировке десятков тысяч интернет-ресурсов с опасным контентом, чиновники и политики посетовали на изощрённость выкладываемой виртуальными злодеями информации, поскольку теперь это уже «не прямая пропаганда суицида, а нечто более продуманное — в такие группы выкладывают депрессивную музыку, фотографии самоубийц или, например, фото вскрытых вен». Организаторы вступают в переписку с детьми, говорит замруководителя Роскомнадзора Вадим Субботин, дают опасные задания, назначают дату смерти. При этом используются привлекательные для подростков образы, вокруг суицида создаётся романтический ореол.

Заместитель председателя Госдумы РФ Ирина Яровая, которая разработала законопроект, предусматривающий до шести лет лишения свободы за склонение несовершеннолетних к суициду, считает подстрекателей к самоубийствам детей в «группах смерти» в интернете опасней самых кровожадных серийных убийц и маньяков, включая Андрея Чикатило.

«Никогда никто не предполагал, что мы выйдем на новый формат таких изощренных, циничных преступлений, — утверждает парламентарий-единоросса. — Масштаб чем опасен? Мы знаем истории громких дел, когда серийные убийцы совершают преступления, но здесь один субъект, который единовременно воздействует на тысячи детей. Чикатило и не снилась такая возможность беспрепятственного совершения преступлений — высокая анонимность, делай, что хочешь!»

Интересно, о каком «масштабе» говорит госпожа Яровая, если есть:
а) статистика снижения количества детских самоубийств,
б) на «группы смерти» приходится только один процент из общей статистики?

По словам Яровой, специалисты столкнулись с новыми формами преступлений, которые трудно доказать, трудно расследовать и трудно изобличить, «поэтому сегодня правоохранителям нужны новые инструменты, адекватные той высокой степени общественной угрозы, которые исходят от этой угрозы».

Вице-спикер нижней палаты парламента указала, что сейчас Роскомнадзор до принятия решения о блокировке определенных сайтов должен оперативно направлять информацию об этих ресурсах в МВД, чтобы правоохранители могли начать оперативные мероприятия, которые позволяют изобличить преступника, зафиксировать доказательную базу и решить вопрос о его уголовной ответственности.

«Правоохранители не должны быть созерцателями за тем, как совершаются преступления. Сейчас де-юре в Уголовном кодексе нет такой ответственности, она только появится», — подчеркнула Яровая, подразумевая свое предложение о введении в отечественном законодательстве «прямой ответственности за склонение к самоубийству и за содействие самоубийству». По её словам, уже 86 депутатов Госдумы и членов Совета Федерации присоединились к данной инициативе.

На тех же парламентских слушаниях, которые, как мы видим, больше похожи на беседу слепого с глухим, поскольку никаких выводов из сказанного коллегами чиновники и политики не делают, выступила и глава Минобрнауки Ольга Васильева. Она сообщила, что в ведомстве намерены разработать ряд рекомендаций к визуальному ряду в онлайн-играх для детей младше 12 лет.

По словам чиновницы, Министерство образования и науки работает над этой инициативой вместе с Минкомсвязью и Роскомнадзором. «Надеемся вместе с Минкомсвязью России и Роскомнадзором разработать общими усилиями универсальную методику, и самое главное — выйти на рекомендации в части визуальных характеристик содержания интернет-ресурсов, а также всех онлайн-игр соответствующих возрасту от 0 до 12 лет», — сказала она. Кроме того, по её словам, Минобрнауки совместно с министерством культуры намерено провести творческий конкурс по разработке онлайн-ресурсов для детей. Какие критерии при этом учитываются, привлекаются ли для консультаций представители отрасли, психологи, и т.п., пока неизвестно.

Кроме этого, Минобрнауки разрабатывает программы по кибербезопасности для учителей и школьников.

Учителя должны говорить школьникам о вопросах информационной безопасности на уроках информатики, считает Ольга Васильева: «Навык информационной безопасности мы должны прививать с малых лет, и в стандартах начального образования, и чуть позже», и здесь нельзя не согласиться с министром образования. Другое дело, кто об этом говорит, кто консультирует педсостав. Поскольку если это будут очередные гастролёры из Лиги БезИнтернета, организовывающие интернет-слежку за детьми с помощью безответственных учителей, эффект от таких «лекций» будет скорее отрицательным.

Васильева также добавила, что Минобрнауки совместно с Минкомсвязью продолжит разработку «дополнительных профессиональных программ для педагогических работников в области информационной безопасности».

По ее словам, еще одним способом оградить детей от киберугроз является возвращение психологов в школы, и тут чиновница права — настоящие трагедии происходят не в онлайне, а в реальной жизни, особенно когда ребёнок оказывается наедине сам с собой, а должной поддержки от сверстников или родителей не получает. «Говоря о том новом страшном вызове — группах смерти, обращаю внимание Совета федерации на то, что был период, когда школьные психологи исчезли из школ в качестве штатных единиц полностью. Подростку зачастую легче говорить с человеком, кто не является его близким»,— подчеркнула Ольга Васильева. Она добавила, что сейчас в школах на одного психолога приходится 800 детей, в детских садах — 400 детей.

Первый вице-спикер Совета Федерации Николай Федоров заявил, что сенаторы намерены поднять вопрос безопасности детей в социальных сетях на различных международных площадках. Он уточнил, что речь идет о противодействии вовлечению молодежи в экстремистские группировки, а также распространению так называемых «групп смерти». По словам Федорова, такие вопросы следует поднять в Межпарламентском союзе, ПА ОБСЕ, Межпарламентской ассамблее стран СНГ, а также в Конгрессе местных и региональных властей Европы. С соответствующим высказыванием спикер выступил в ходе парламентских слушаний в Совете Федерации.

Добавив в дискуссию ещё немного ничем необоснованной истерики, сенатор отметил, что необходимость рассмотрения этой проблемы на международных площадках связана с тем, что противоправный контент, распространяемый в соцсетях, зачастую создается за пределами России. Насколько «зачастую», сенатор не уточнил. Напомним, с Федоровым заочно согласны представители так называемого «киберказачества», которым мерещится киберзаговор против традиционных устоев, продвигаемый через Сеть «западными кукловодами», покойным Аланом Уэлшем Даллесом и даже самим Дьяволом.

.

don but rks

.

Читайте также:

Роспотребнадзор предлагает ловить «синего кита» не только в Рунете
🔓
Спекуляция на группах смерти
🔓
4,5 года блокировок сайтов не помогли в борьбе с суицидом
🔓
Лига БезИнтернета вышла на «международный уровень»
🔓
Киберказаки займутся изгнанием дьявола из интернета

.

roskomsvoboda telegram

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию