08.08.2017
Вехи реестра блогеров: родился, мучился, умер
Закон «О блогерах» был одним из самых бессмысленных регулирующих Рунет правовых актов, наглядно продемонстрировавший абсурд государственного воздействия на сетевые коммуникации

blogger cave plus cat

Федеральный закон №97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные акты РФ по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей», одной из новых норм которого стало введение т.н. «реестра блогеров», был подписан Президентом России Владимиром Путиным 5 мая 2014 года. Данный закон явился продолжением принятых ранее законодательных актов, направленных на государственное регулирование Рунета, которые активно начали приниматься ещё в 2010 году (отправной точкой здесь принято считать закон от 29 декабря 2010 года №436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», получивший потом наиболее регрессивный и репрессивный «апгрейд» в 2012 году в виде федерального закона №139-ФЗ стараниями госпожи Мизулиной и «Лиги БезИнтернета»). После трёх лет своего сомнительного существования он был отменён законом 276-ФЗ, который, в то же время, вводит запрет на использование технологий по обходу государственных блокировок (закон о жесткой регуляции VPN, анонимайзеров и поисковых систем). 

Почивший в бозе закон «О блогерах» являлся частью так называемого «антитеррористического пакета» (образца 2014 года), внесённого в Госдуму одиозными депутатами Ириной Яровой и Андреем Луговым. Формально документ продвигался под лозунгом борьбы с терроризмом и, по заверениям разработчиков, не должен был отразиться на правах и свободах добропорядочных пользователей интернета. Но, тем не менее, 97-ФЗ неоднократно подвергался критике правозащитных институтов и экспертов в сфере интернет-индустрии. В частности, 21 апреля 2014 года на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека отмечалось, что документ не соответствует, в частности, Всеобщей декларации прав человека и Конституции РФ.

Позднее Председатель Совета Михаил Федотов обратился к Председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой рассмотреть возможность отклонения Закона. По его мнению, необходимо подвергнуть документ тщательной экспертизе и широким публичным консультациям. Негативно о Законе высказалась и Уполномоченный по правам человека в РФ Элла Памфилова. Однако документ был одобрен верхней палатой Федерального Собрания РФ и подписан главой государства. Стоит заметить, такая практика полного игнорирования мнения отраслевиков, правозащитников и интернет-общественности установилась в работе российских властей по умолчанию.

Данным законом было введено также понятие так называемого «организатора распространения информации (ОРИ) в сети Интернет», которым обозначалось «лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных систем или программ для ЭВМ, которые предназначены или используются для приема, передачи, доставки или обработки электронных сообщений пользователей Интернета. Исходя из данного определения, под действие закона могут попасть социальные сети и блоги (Facebook, Вконтакте, Twitter, ЖЖ), форумы, так как они тоже имеют сервисы обмена сообщениями, сайты, предоставляющие услуги электронной почты (Gmail, Яндекс, Mail.ru), программы обмена мгновенными сообщениями (Skype, Viber, ICQ) и все сайты, имеющие формы обратной связи». При этом организатор обязан уведомить Роскомнадзор о начале осуществления соответствующей деятельности.

Эта норма закона «о блогерах» продолжает функционировать.

Организаторам необходимо хранить на территории России информацию о фактах приема, передачи, доставки или обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей и сведения об этих пользователях. Срок хранения информации – шесть месяцев. Также организаторы обязаны предоставлять указанную информацию уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРД) или обеспечение безопасности России. В полной мере ощутить действие закона на себе смогли заблокированные в этом году Роскомнадзором онлайн-рация Zello, а также мессенджеры Line, Blackberry Messenger и другие подобные сервисы. По части регулирования ОРИ закон остался неизменным.

Отдельным пунктом закона 97-ФЗ регулировалась деятельность блогеров. Под блогером понимается владелец сайта или страницы сайта в интернете, на которых размещается общедоступная информация, и доступ к которым в течение суток составляет более 3000 пользователей. Иными словами, в под определение «блогер» попадало не только лицо, ведущее собственно блог, но и лицо, выкладывающее информационные материалы, например, в социальных сетях. При этом владельцы сайтов, зарегистрированных в качестве СМИ (сетевых изданий), согласно Закону не являются блогерами. Одновременно в Законе не было четкого указания на то, что блогером может быть только физическое лицо — это следует из закрепленной в документе обязанности блогера разместить на сайте или странице свою фамилию, инициалы и электронный адрес.

Требования к блогеру согласно 97-ФЗ:

  • не допускать использования блога в целях совершения уголовно наказуемых деяний, разглашения государственной или специально охраняемой законом тайны, распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, и материалов, содержащих нецензурную брань;
  • проверять достоверность размещаемой общедоступной информации до ее размещения и незамедлительно удалять размещенную недостоверную информацию;
  • не допускать распространение информации о частной жизни гражданина с нарушением гражданского законодательства;
  • соблюдать запреты и ограничения, предусмотренные законодательством о референдуме и выборах;
  • соблюдать требования законодательства, регулирующие порядок распространения массовой информации;
  • соблюдать права и законные интересы граждан и организаций, в том числе честь, достоинство и деловую репутацию граждан, деловую репутацию организаций.

При размещении информации в блоге не допускается:

  • использование сайта или страницы сайта в Интернете в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения заведомо недостоверной информации под видом достоверных сообщений;
  • распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Для блогера были обозначены и права но все они и так закреплены или в Конституции или в других законах, никаких новых прав блогер не получил:

  • свободно искать, получать, передавать и распространять информацию любым способом в соответствии с действующим законодательством;
    излагать в блоге свои личные суждения и оценки с указанием своего имени или псевдонима;
  • размещать или допускать размещение в блоге текстов или иных материалов других пользователей, если размещение таких текстов или иных материалов не противоречит законодательству;
  • распространять в блоге на возмездной основе рекламу в соответствии с гражданским законодательством, Федеральным законом от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе».

 

Ведущий юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян ещё на заре принятия данного законопроекта говорил об отсутствии какой бы то ни было необходимости в принятии закона «О блогера», тем более, что «закон о диффамации» на тот момент уже существовал, как и нормы о защите чести и достоинства, по которым блогер, распространяющий недостоверные сведения в отношении тех или иных лиц, мог быть привлечен к гражданско-правовой и административной ответственности.

«В онлайн-пространстве, — предупреждал Дарбинян, — непременно должны действовать те же правила, что и в оффлайне, и все соответствующие правовые механизмы уже существуют, а потому изобретать ничего нового в данном отношении не имеет смысла. При этом право на «анонимность» и шифрование данных, которые, наоборот, необходимо защищать как неотъемлемые цифровые права, обеспечивающие соблюдение основных прав человека и гражданина, фактически были запрещены принятым законом». Уже тогда ведущий юрист РосКомСвободы говорил о праве на анонимность как о естественном праве человека в интернете.

Основная критика, звучавшая в связи с описанными выше нормами этого закона, сводилась, в частности, к тому, что с учетом современных интернет-технологий превратить в блогера можно любого пользователя, направив 3000 посетителей к нему на страницу. Кроме того, фактически водилась обязанность полной премодерации контента под угрозой блокировки оператором связи или штрафа, что в перспективе означает физическую изоляцию российского сегмента интернета от международного. Правда, как мы видим уже сейчас, репрессивные меры в отношении блогеров, вещающих вне отечественных интернет-платформ, не предпринимались или, по крайней мере, не имели успеха.

Кроме заведомо невыполнимых и по своей сути популистских требований о собственной деанонимизации, а также запрете использования блога в преступных целях (в интернете не так много идиотов, создающих блоги для нарушения законодательства страны, в которой они проживают), данный закон, а также соответствующий реестр, который вёл Роскомнадзор, ничего не дали ни государству, ни блогерам.

Уже через год существования данного реестра РосКомСвобода рассказала о практически нулевом его правоприменении. Роскомнадзор активно вносил в реестр блогеров страницы популярных и не очень в Сети граждан и организаций (имеющих посещаемость своих интернет-ресурсов на уровне более 3000 пользователей в сутки), доведя их общее количество к 1 августа 2015 года до 842 (получается надзорный орган делает ежедневно 2-3 новых записи). При этом суть происходящего не совсем была понятна: внесение в такой реестр самим администраторам и владельцам соответствующих страничек в соц.сетях и владельцам сайтов и форумов не давало никаких преимуществ и дополнительных прав и хотя по закону наносит на них дополнительные обременения, но за первый год подобной практики на них это никак не сказалось — «Ну есть и есть реестр блогеров. Гора породила мышь».

За последующие два года также ничего не изменилось. Реестр существовал, туда вносились странички и ничего не происходило, кроме, может быть, премирования кого-то ответственного за наполнение этого реестра в Роскомнадзоре.

РосКомСвобода для всеобщего доступа и мониторинга запустила реестр блогеров в сентябре 2015 года наряду с реестром ОРИ.

Забавный факт в жизни реестра блогеров случился сразу после вступления в силу 97-ФЗ в августе 2014 года. Одну из первых заявок на регистрацию отправила команда сайта известного оппозиционного политика Алексея Навального, но Роскомнадзор отказался признавать его блог в качестве СМИ, «из-за нецензурной лексики в обращении». Надзорное ведомство также радостно тогда рапортовало, что в первый день вступления в силу закона поток поступления составлял около 20 запросов в час.

Первым зарегистрированным в качестве СМИ ресурсом стал паблик «Типичный Екатеринбург» в сети ВКонтакте. В реестр также были занесены аккаунты в Twitter и Instagram министра связи Николая Никифорова, аккаунты Вконтакте, Twitter и Instagram депутата Госдумы Марии Кожевниковой, микроблог в Twitter исполнительного директора NewsMedia Ашота Габрелянова, страница в Facebook директора LiveInternet Германа Клименко, а также страница Роскомнадзора в Twitter. Также в список популярных блогеров, которые первыми попали в реестр, стали писатель Эдуард Лимонов, сатирик Михаил Задорнов, юморист Михаил Галустян, фотограф Сергей Доля, блогер Дмитрий Чернышев и писатель Борис Акунин.

Через две недели после старта реестра, Роскомнадзор ввёл дополнительную систему проверки данных блогеров, которые хотят зарегистрироваться и попасть в сей список. Система идентификации должна была позволить избежать неточной или неполной информации, а также снизить число ложных заявлений от имени блогеров. Роскомнадзор намеревался проверять достоверность заявки тремя способами: с помощью подтверждения по адресу электронной почты, через sms-сообщение и с помощью подачи заявления через единую систему идентификации портала госуслуг. Внедрение таких мер оказалось необходимо из-за большого количества спама при подаче заявок в реестр блогеров, объяснял Роскомнадзор. В общей массе поступающих в ведомство заявок ложные заявки составили примерно 20-25%. Они содержали ненормативную лексику, неполную информацию, недостоверные данные от имени популярных блогеров и других известных персон.

Наполнение данного реестра с самого начала носило весьма сомнительный характер. Роскомнадзор к концу сентября 2014 года рапортовал о внесении «уже 50 записей» (а где же анонсированные в августе того же года 20 заявок в час?) и отсутствии ажиотажа, который ведомство, видимо, потом решило всё-таки создать, начав вносить в реестр блогеров твиттеры мало связанных с интернетом личностей вроде телеведущих Ивана Урганта, Тины Канделаки и Владимира Соловьёва. Кроме того, приглашение пополнить своим аккаунтом список «интернет-селебритиз» получил редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, но он принципиально отказался предоставлять данные о посещаемости своего микроблога:

«Во-первых, я жду, когда получу официальную рекомендацию от Роскомнадзора. Во-вторых, я не владею статистикой. Статистика принадлежит платформе Твиттер; я её не могу акцептировать, я не знаю, по какой методике она делается, сколько там реальных посещений».

.

Предполагаем, что известные ведущие ответили Роскомнадзору примерно в том же духе — по крайней мере, скорее всего, отнеслись к внесению в реестр весьма формально.

Некоторые случаи внесения в реестр блогеров, например — странички ВКонтакте одиннадцатилетнего школьника по просьбе его мамы весной прошлого года, уже явно сигнализировали о том, что с данной инициативой «происходит что-то не то», однако Роскомнадзор продолжал выполнять свои «реестровые» обязанности, фактически выставляя и себя, и федеральный закон 97-ФЗ подобными фактами на посмешище.

В июне 2015 года реестр пополнился ссылкой на популярное сообщество «Лентач» ВКонтакте, затем реестр стал пополняться «для того, чтобы пополняться» — туда вносились популярные паблики ВКонтакте с анекдотами, «Домом-2» и другими связанными с не самым «мнениеформирующим» контентом ресурсами.

В реестр блогеров попал также и наш портал rublacklist.net, его внёс туда Роскомнадзор по фейковому заявлению, якобы пришедшему от нашего имени. Надзорное ведомство не провело никакой фактчекинг и не удосужилось уточнить эту информацию у нас самих.

реестр блогеров роскомсвобода

Несомненно важной вехой в жизни реестра блогеров стало пополнение его каналом «доброго, четырёхухого существа» — Лунтика в начале сентября 2016 года.

В конце мая 2017 года Роскомнадзор включил в реестр блогеров две Facebook-страницы скандальной светской львицы Божены Рынски.

И вот, 29 июля 2017 года официально перестало биться сердце этого непонятного фантастического творения — реестра блогеров, о чём Роскомнадзор с прискорбием заявил прессе, хотя последняя запись в нём датируется 28.07.2017 г. Большинство последних записей касается социальной сети ВКонтакте и они также связаны в основном с развлекательными пабликами в духе «юмор», «мемасики» и «дерзкий Моня»:

rip reestr blogerov

Созданный больным воображением помешанных на государственной безопасности политических деятелей закон «О блогерах» был столь же бессмысленным и малообоснованным, как прошлогодний «пакет Яровой» и другие регрессивные законы Госдумы прошлого и нынешнего созыва, касающиеся регулирования Рунета.

.

.

Когда стало известно о возможной отмене реестра блогеров, многие отраслевики встретили эту новость с пониманием. Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев высказал мнение о том, что подобные реестры не имеют практической пользы:

«Я вообще не вижу смысла в реестрах — никаких. В том виде, в котором они ведутся, они просто не нужны. Ни реестр национального программного обеспечения, ни реестр блогеров, ни реестры запрещённых сайтов, ни какие-то другие реестры. Все это бессмысленная авантюра».

.

По словам эксперта, в реестре блогеров вообще не было какой-то необходимости.

«Не думаю, что все эти реестры несут какую-то смысловую нагрузку. А когда выясняется, что спустя достаточно большой промежуток времени, например, три года, когда его ведут-ведут, а он никому не нужен? Также будет и с другими реестрами – такая же бессмысленность наступит через 2-3 года», — подчеркнул интернет-омбудсмен.

Закон о блогерах не приносил ни вреда, ни пользы, полагает руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк. Случаев блокировок ему не известно – гораздо реальнее были штрафы, но и этот механизм Роскомнадзор также не применял.

Глава же Роскомнадзора Александр Жаров попытался объяснить умерщвление неработающего закона тем, что «Интернет быстро эволюционирует, и не всегда законы остаются такими же эффективными, какими были в момент их принятия, и правоприменение доказывает, что законы требуют коррекции».

Мы будем помнить тебя, реестр блогеров, бессмысленный и непонятный! Надеемся, тебе недолго осталось скучать там без твоих регулирующих интернет ФЗ-братьев.

.
don but rks

.

Читайте также:

Россия в ЕСПЧ: свобода слова для блогеров не должна быть такой же, как для журналистов
🔓
Блогеры поддержали Руслана Соколовского и требуют отмены «экстремистской» 282-й статьи УК РФ
🔓
Правительство РФ считает блогеров потенциальным источником дестабилизации
🔓
В Госдуме созывают потешный «совет блогеров»
🔓
В Госдуму внесён законопроект, жёстко регулирующий деятельность соцсетей

.
roskomsvoboda android

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию